Александр Лыков и парижские каникулы

В СЕРИАЛЕ "ТРИ МУШКЕТЕРА" АКТЕР АЛЕКСАНДР ЛЫКОВ СЫГРАЛ КАПИТАНА ДЕ ТРЕВИЛЯ. А НЕЗАДОЛГО ДО ПРЕМЬЕРЫ ВМЕСТЕ С СУПРУГОЙ СЪЕЗДИЛ НА РОДИНУ ФРАНЦУЗСКИХ СТРЕЛКОВ - В ГОСТИ К СЫНУ, ДАВНО ЖИВУЩЕМУ В ПАРИЖЕ И ОБ ЭТОМ В ИНТЕРВЬЮ.


АКТЕР ЛЫКОВ В ПАРИЖЕ И МУЗЫКА КЛИНКОВ

Александр Лыков и парижские каникулы-    С «Тремя мушкетерами» вышла интересная история, - рассказывает актер. - Незадолго до предложения сняться в этом кино я был в Париже и прогуливался по району Марэ. На одной из узких тихих улочек вдруг услышал за каменными воротами характерное «щелк-щелк». Этот звук я никогда ни с чем не спутаю: хорошо знаю, как стучит клинок. За воротами кто-то фехтовал! Возможно, там находился клуб любителей поединков на рапирах или просто дом, обитатели которого упражнялись в фехтовании. Я не мог сдвинуться с места - как завороженный слушал музыку клинков. Когда сын вышел меня встречать (он снимает квартиру неподалеку), нашел отца, прижавшегося ухом к чужим воротам.
  «Папа, это же частная собственность! - пытался вразумить меня Матвей. - Отойди от чужого дома!». А я ему: «Тише, тише, не мешай!».
  Сынок подумал, что с батькой нехорошо (смеется). А вскоре позвонил Сережа Жигунов и предложил роль де Тревиля.
  Фехтовать научился в театральном. Получалось у меня это прилично, в 1989-м даже дублировал исполнителя роли Сирано де Бержерака в одноименном фильме.
  Уговорил Жигунова прописать для моего де Тревиля фехтовальные бои, и он согласился. Съемки проходили в красивейших местах: на фоне дворцов и замков Санкт-Петербурга и Чехии. И все это с прекрасными партнерами, под грохот пушек и звон клинков...


ЛЫКОВ СЫН И ШАУРМА НА МОНМАРТРЕ

-    Париж наша семья любит давно и нежно.
  Во Франции живет наш сын Матвей: здесь он окончил киношколу, зарабатывая на учебу съемками в качестве модели. Сейчас снимает клипы как режиссер и сам снимается. А мы с женой Аллой при каждой возможности его навещаем.
  Впервые я оказался в Париже еще в советские времена - выступал на музыкальном фестивале с этногруппой, где играл на дудках, свирелях и пел старинные русские песни. Помню, как вкусно пахло тогда жареным мясом на всех улицах Монмартра. У нас еще шаурмы не было в помине, а там она продавалась на каждом углу вместе с картинами местных художников. Врезался в память огромный магазин для бедных парижан и польских эмигрантов, где женское белье было свалено в кучи по корзинам. У нас такое продавалось в единичных экземплярах в модных бутиках. А эти их изысканно приготовленные блюда с разнообразными соусами, сыры и вино... И никто не воровал! При мне утром в парке компанию поляков забрали в полицию, а рюкзаки с их вещами так и продолжали лежать на скамейке до поздней ночи, как и зонтик, повешенный на спинку, - и никто к ним не подошел.
  Оказываясь в Париже, я обязательно бываю на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, где похоронены многие знаменитые соотечественники. И непременно захожу на службу в храм Трех Святителей, принадлежащий Русской православной церкви. Кого здесь только ни увидишь! Однажды я познакомился с внучкой Станиславского - она монахиня. Среди моих тамошних знакомых и украинец-нелегал, который мечтал поступить во французский Иностранный легион, но его не взяли. Вот он и пономарит теперь по всей Франции. Домой вернуться не может - да, собственно, и не хочет.


АЛЕКСАНДР ЛЫКОВ ИНТЕРВЬЮ: ГОРОД ДЕТСКОЙ МЕЧТЫ

Александр Лыков и парижские каникулы  «Париж - город маленький, меньше Петербурга», - утверждает мой сын. Но Матвей живет в Париже много лет и смотрит на него по-другому. А я каждый раз открываю французскую столицу заново.
  Париж до сих пор остается для меня очаровательным местом из моей детской мечты. И я не езжу туда часто - чтобы не привыкнуть к нему, не разрушить его притягательный образ. Хочу, чтобы он всегда оставался для меня самым любимым городом Франции. Помню, как-то прилетел в Париж после долгого отсутствия, добрался из аэропорта в город - и первое, что увидел, была обычная туристическая палатка на перекрестке, у туристического перехода. Одна веревка от нее была привязана к светофору, другая к платану. На ней сушились полотенца и штаны. А вокруг сигналили машины, спешили пешеходы. Перед входом в палатку стояла кружка для подаяний и торчали босые ноги жильца... И я сразу понял, что я в Париже!
  Мы с женой собираемся в город влюбленных очень часто - каждый вечер. Эти словесные «сборы чемоданов», предвкушение прогулок по любимому городу и наслаждения разлитым в воздухе ароматом кофе и свежего хлеба приносят ощущение какого-то праздника. Но утром вновь ждут работа, съемки, гастроли. И поездка снова откладывается. Но Париж, я знаю, всегда нас ждет.

Оставить отзыв
^