Елизавета Соломина интервью: папа считал себя хулиганом

12 ЛЕТ НАЗАД В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ ВЫШЕЛ НА СЦЕНУ ВИТАЛИЙ СОЛОМИН. ТОТ СПЕКТАКЛЬ - ВЕЛИКИЙ АРТИСТ ТАК И НЕДОИГРАЛ... ЖУРНАЛ В ФОРМАТЕ ИНТЕРВЬЮ ПОГОВОРИЛ О ЗНАМЕНИТОМ ОТЦЕ С ЕГО МЛАДШЕЙ ДОЧЕРЬЮ - РЕЖИССЕРОМ СОЛОМИНОЙ ЕЛИЗАВЕТОЙ ВИТАЛЬЕВНОЙ.


ЕЛИЗАВЕТА СОЛОМИНА ИНТЕРВЬЮ: НА ШПАГАТ - В 60

  Наш разговор начинается на печальной ноте. Елизавета Соломина вздыхает:
-    Не надо было ему в тот день выходить на сцену... (24 апреля 2002 года во время первого акта «Свадьбы Кречинского» у Виталия Мефодьевича случился инсульт) То, что произошло с папой, нас ввергло в шок. Понятное дело, что он совершенно себя не берег, не отдыхал толком, не ходил по врачам, хотя жил с повышенным давлением, работал на износ, растворяясь в том, что его увлекало. Я никогда не видела его
бездельничающим. После спектакля он мог максимум минут десять полежать на полу, чтобы расслабить спину, послушать музыку, а потом подскакивал, чтобы уделить время мне, маме, внукам.
  А папе в последнее время уже было тяжело играть. В 60 лет два часа танцевать, петь вживую и садиться на шпагат непросто. Вдобавок перед каждым спектаклем он еще пару часов обязательно репетировал. Папа был ответственным человеком и, даже когда плохо себя чувствовал, выходил на сцену. Существует запись его последней репетиции и последнего интервью. Он был страшно уставшим, еле говорил, но не смог отменить спектакль.
  После удара он еще месяц жил - лежал в реанимации. Не мог разговаривать, только иногда писал нам какие-то туманные записки, волновался, что у мамы нет денег. У него полностью была парализована одна сторона, но первое время он боролся, старался разрабатывать руку, а потом перестал...

-    Сдался?
- Я не знаю, что он чувствовал. Но думаю, в какой-то момент понял, что не сможет существовать в таком состоянии. Папа был гиперактивным человеком, и обездвиженность была для него хуже смерти.
  Когда я родилась, он был уже популярным актером. Он много работал и дома бывал редко, но все то время, которое проводил с семьей, ухитрялся заполнять собой полностью. Видимо, поэтому у нас с сестрой никогда не было ощущения, что отца недоставало.
  Вернувшись с гастролей, он с порога придумывал для всех нас развлечения -походы, поездки, игры. Приходили в гости друзья родителей - врачи, художники, искусствоведы. Накрывался длинный стол, мы ели, танцевали, пели под гитару. У папы был хороший слух, и они с Сашей Подболотовым замечательно пели романсы. А мы выступали в капустниках, которые готовила с нами мама.


ИНТЕРВЬЮ С ЛИЗОЙ ВИТАЛЬЕВНОЙ СОЛОМИНОЙ: УТРЕННИЕ СКАЗКИ

-    Лиза Витальевна Соломина, Вы с сестрой не соревновались друг с другом за папино внимание?
-    У нас с Настей приличная разница в возрасте - 11 лет. Поэтому мыс ней только в шутку могли затеять возню за внимание папы, и то лишь при нем. Он очень любил нас обеих. Знаю, что когда они с мамой ждали второго ребенка, отец мечтал о сыне. А когда родилась я, сказал: «Что может быть лучше дочерей!».
  Я обожала оставаться с папой вдвоем. Радовалась, если наши с ним графики совпадали и он вставал утром вместе со мной. Обычно меня будила мама. При ней долго валяться в кровати не получалось. Вот с папой - совсем другое дело. Пока я тянулась, он меня поглаживал и тихим голосом рассказывал какую-нибудь историю. Без спешки утро выходило приятным. Потом он сажал меня в машину и вез в школу (а мама возила на троллейбусе). Задумавшись, частенько проезжал мимо школы и ехал к театру, видимо, уже прокручивая в голове что-то, связанное со спектаклем. А я сидела на заднем сидении тихо, как мышь: какая прелесть - пока мы катаемся, идет первый урок.
  Наедине мы вели с папой долгие разговоры на разные темы вроде любви, чувств, привязанностей или просто болтали о глупостях, которые меня в то время беспокоили. Мне было лет двенадцать, когда я спросила, верит ли он в рай и ад. Папа так ответил: «Я не знаю, что там после смерти, но мне кажется, ад наступает на земле, когда от человека все отворачиваются и он остается один».
  Папе это не грозило - люди его любили. И он сам любил людей, очень уважительно относился практически ко всем. С удовольствием общался с нашим соседом Колей, крепко выпивающим мужчиной, простым работягой. Они частенько вели на лестничной клетке задушевные беседы. Но если кто-то из окружения поступал непорядочно, папа переставал здороваться, и не важно, какой социальный статус был у этого человека.

Елизавета Соломина интервью: папа считал себя хулиганомЕлизавета Соломина интервью: папа считал себя хулиганом

интервью Лизы Соломиной (фото)


ИНТЕРВЬЮ ЛИЗЫ СОЛОМИНОЙ: ВНЕЗАПНАЯ СВАДЬБА

-    Лиза Соломина, Вы знаете, как ваши родители повстречались?
- Свою первую роль в фильме «Городской романс» мама получила случайно. В то время она училась в «Мухе» - Ленинградском высшем художественнопромышленном училище имени Веры Мухиной - и мечтала стать художником. На улице ее заметила ассистентка по актерам и назначила встречу. На пробах мама с папой и познакомились.
  Родители сразу друг другу понравились. Мама рассказывала, что он приезжал к ней в Питер, как только удавалось скопить денег, устраивал пир - рестораны, такси... А когда деньги заканчивались, говорил: «У меня съемки», - и уезжал.
В очередной приезд папа затащил маму в загс, якобы чтобы подать заявление. Но поскольку заранее обо всем договорился, их расписали в тот же день. Днем молодожены собрали гостей, отпраздновали событие в квартире маминых родителей, а вечером папа уехал. Жену он перевез в Москву, в свою комнату в общежитии Малого театра, лишь спустя несколько месяцев после свадьбы.
  Знаю, что папа до этого уже состоял в браке. И вроде бы больше не собирался жениться, но увидел в маме уникальную чистоту, наивность и влюбился.
  Вообще он был человеком, быстро принимающим решение. Мог проснуться утром и решить, что нам нужна машина или собака. У него был принцип: серьезные вещи следует делать шутя, а праздники устраивать без повода.
  И только один повод для папы был обязательным - день их свадьбы. Утром свежие цветы ждали маминого пробуждения. Она просыпалась, а букет уже лежал на постели..
Сколько себя помню, в их отношениях всегда была романтика. Они любили вдруг сорваться и куда-нибудь уехать вдвоем. Я нередко заставала их дома танцующими под мелодии со старых пластинок.


СОЛОМИНА ЕЛИЗАВЕТА ВИТАЛЬЕВНА: БОКС И ПИАНИНО

-    Соломина Елизавета Витальевна, а о своем детстве папа вам что-нибудь рассказывал?
-    Папино детство прошло в Чите. Их с Юрой (Юрий Соломин) родители были музыкантами. Бабушка - пианисткой, дедушка - дирижером и скрипачом. В молодости они даже по: ступили в Московскую консерваторию.
Но бабушка слегла с воспалением легких, получила осложнение на уши и почти оглохла. Пришлось обоим вернуться обратно в Читу. А какая в провинции карьера у музыканта... Страдая от нереализованности, дедушка стал выпивать.
  Но вообще, я знаю, они с бабушкой всю жизнь прожили в любви. Ради нее дед даже рассорился с родней. Они были из семьи священнослужителей и категорически возражали против брака с еврейкой. Бабушкины родители вроде бы тоже были не в восторге, и в итоге молодые, поженившись, со своими семьями не общались.
  Дед с бабушкой хотели, чтобы дети добились того, что им самим оказалось не под силу. Заметив у младшего сына музыкальный слух, отдали учиться. А папа рос ершистым мальчиком, если что не нравилось, ни за что делать не станет. Так, когда его пытались заставить играть на пианино, он просто прятался. И родители махнули рукой. Куда с большим энтузиазмом папа занимался боксом. Почему-то он считал себя дворовой шпаной. Но однажды, листая семейный альбом, заметил: «Лиза, посмотри на этого аккуратненького, идеально причесанного мальчика. С чего я взял, что был хулиганом?».

  По материалам teleru

Оставить отзыв
^