Александр Олешко интервью

ИНТЕРВЬЮ С АЛЕКСАНДРОМ ОЛЕШКО. «НЕДАВНО МЕНЯ СПРОСИЛИ: «КТО ТЕБЕ ПРИДУМАЛ ЭТУ «ФИШКУ», ЧТО ТЫ ДОБРЫЙ И УЛЫБАЮЩИЙСЯ?». - «НИКТО, - ГОВОРЮ, - Я ТАКОЙ И ЕСТЬ». - «ВРЕШЬ, - СМЕЮТСЯ. - А ПИАР ПРАВИЛЬНЫЙ - ОБРАЗ ПРОДАЕТСЯ ХОРОШО...»

 

ЗАКОН МИРОЗДАНИЯ

-    Александр Олешко, вы производите впечатление счастливчика: жизнерадостный, веселый. Вы действительно такой или это ваш экранный образ?
Александр Олешко интервью-    Ну не верят люди, что человек может улыбаться просто потому, что хочет видеть в жизни не черные полосы, а белые. Я не сумасшедший - черное тоже отчетливо фиксирую, но не хочу на нем застревать.
  У  нас же большинство ходит с лицами, на которых написано: «Будьте все прокляты!». В аэропортах сотрудники никогда не поздороваются, не попрощаются, а уж слово «пожалуйста» вообще за рамками их профессионального лексикона. Только команды дают - как собакам: «Багаж на ленту!», «Руки в стороны!», «Документы!». В этих ситуациях всегда говорю: «Будьте любезны, улыбнитесь. Вы же не робот, а мы не преступники...». И знаете, в этот момент они преображаются. Пусть хотя бы на минуту.
  Я давно понял: как только человек настраивает себя на радостное отношение к жизни, становится снисходителен к недостаткам других, обстановка вокруг него начинает изменяться в лучшую сторону: появляются интересная работа, деньги, окружение, личная жизнь... И ничего странного в этом нет: срабатывает закон мироздания. Но люди в большинстве своем как рассуждают? «Вот когда у меня появятся деньги, я стану добрым», «Вот устроюсь на хорошую работу - тогда и начну помогать другим». Но нет, все наоборот.


ИНТЕРВЬЮ АЛЕКСАНДРА ОЛЕШКО: ЗАКУЛИСЬЕ - ЖЕСТКИЙ МИР

-    С таким позитивным отношением к жизни вам, наверное, живется проще, чем людям угрюмым. Или все-таки сталкиваетесь с неприязнью со стороны, допустим, ваших коллег?
-    Послушайте, ну что мы будем делать вид, будто телевидение, театр, эстрада-это райская лужайка, полянка, где все порхают как бабочки и друг друга любят. Закулисье - жесткий мир со страшной конкуренцией, мучительной завистью, бешеными страстями. «Террариум единомышленников» - очень верное определение.

-    Как же вы в нем существуете?
-    Абсолютно спокойно. Во мне нет чувства зависти. Наоборот, если вижу, что не могу сделать что-то настолько хорошо, как кто-то другой, в душе я ему аплодирую.

-    Неужели никому не подражали?
-    Нет. Всегда хотел иметь собственное лицо. Другое дело, что я подмечаю у людей какой-то интересный жест, необычную манеру речи, поведения. Собираю эти наблюдения, умножаю на свое и потом выдаю. Но конкретно ни у кого ничего не ворую.


ПОМНЮ ВСЕ: И ХОРОШЕЕ, И ПЛОХОЕ

-    Интересно, а на ваши пародии кто-нибудь обижался?
-    Вроде нет, но реагировали. После того как в программе «Повтори!» я сыграл Елену Малышеву, она мне позвонила и сказала: «Саша, а теперь я приглашаю вас в свою программу «Здоровье». Я безропотно согласился и стал... поджелудочной железой. На меня надели всякие приспособления, шланги. Ужас! (Смеется.) Но я вынес это хотя бы за то, что Елена Васильевна не убила меня после пародии на нее.
  А когда спародировал Дмитрия Нагиева, он написал мне SMS со свойственной ему иронией: «Даже представить себе не мог, что такой артист, как вы, Александр, знает о моем существовании".
  Меня, к слову, пародируют регулярно. И в "Большой разнице", и в КВН. Недавно одна команда обыграла то, что я много работаю: "Церемонию вручения премии "Оскар" порывался провести сам Александр Олешко, но, слава Богу, охрана сработала хорошо". Была шутка и позлее - перечисляли российские ругательства, среди которых было: «Сам ты Олешко». Но к этому легко отношусь.

-    А если действительно обидно, прощаете человека?
-    У меня отличная память, я помню все: и хорошее, и плохое. За хорошее всегда благодарен, за плохое никогда не мщу. С тем, кто причинил мне боль, могу потом общаться, правда, внутри всегда звучит сигнал: осторожно! Но в целом прощаю. Непрощеные обиды начинают точить изнутри, вызывая недуги. И зачем мне это нужно?


ОЛЕШКО АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ ИНТЕРВЬЮ: Я ПОЛУЧИЛ ОЖОГ ДУШИ

-    Олешко Александр Владимирович, неужели в вашей жизни не бывало периодов отчаяния?
-    Почему? Бывали - и сейчас бывают. Отчаяние - естественное состояние для человека. Другое дело, как с этими периодами справляться. В злополучные 90-е я оказался среди людей, которые дружили с алкоголем и наркотиками. Тогда только появлялись ночные клубы, и мне хотелось приобщиться к драйвовому образу жизни. Домой возвращался выжатым как лимон. Ни на что больше сил не оставалось - ни на творчество, ни на нормальную жизнь. Не говоря уж о деньгах, которые эта жуткая воронка всасывала.
  Но прошел всю эту историю, слава Богу, по касательной: испугался, обнаружив, что в одурманенном состоянии не способен контролировать сознание. Жестко сказал себе: «Стоп!» - и в одночасье ушел оттуда. А огромное количество моих друзей, которые не остановились вовремя, просто исчезли: одни умерли, другие изуродовали свою жизнь, разрушив здоровье, внешность.
  Были переживания и другого рода. В студенческие годы влюбился в одну девушку. Три года каждый день утром и вечером писал стихотворения и вкладывал их ей в карман пальто или в сумочку. И вот наконец добился близости, оказался у нее дома. В один из дней мы вместе занялись уборкой. Я понес ведро, вытряхиваю и вдруг вижу: возле мусорного бака лежит огромный полиэтиленовый пакет, а в нем - мои записочки со стихами. У меня горло перехватило, я не мог дышать: моя любовь была выброшена на помойку... Забрал этот пакет, тайно перетащил к себе. Дома выбрал несколько наиболее удачных стихотворений, а остальные сжег. Осталось ощущение, что я получил ожог души. Потом спрашивал свою подругу, как она могла так поступить. И получил безмятежный ответ: «Эти эмоции были давно, стихи все мною прочитаны. Зачем к ним снова возвращаться, если впереди целая жизнь?».


ХИМИЧЕСКАЯ РЕАКЦИЯ

-    Что вам помогает переживать стрессы?
-    Работа. И книги. «Письма к сыну» Евгения Леонова читал с карандашом, подчеркивая фразы. Ведь она адресована Андрею, с которым я потом почти шесть лет снимался в «Папиных дочках». И видел перед собой не только артиста, но и человека, которого знаменитый отец воспитывал этими письмами.

-    В этом сериале вы снимались со своей бывшей женой Ольгой Беловой, которая играет учительницу физики. Совместная работа стала для вас испытанием?
-    Нет, мы и до этого вместе снимались в сериале - играли мужа и жену, у нас там были дети... Мне кажется, в большинстве актерских союзов, которые становятся потом брачными, изначально существует очарование талантом друг друга, которое ошибочно принимается за очарование человеком. Во всяком случае в нашей с Олей семье было именно так.
  Мы встретились в театральном училище имени Щукина. Дружили, восхищались друг другом как артистами. Ольгу вообще называли надеждой русского театра. Она, кстати, и сейчас замечательно играет у Калягина в Et Cetera. Мы понимали друг друга с полуслова, а еще она самоотверженно спасала меня от моей безответной любви. И в итоге спасла - подарив взамен свою. Произошла химическая реакция, в результате которой мы решили пожениться. На регистрацию еле выкроили время. В загсе я ошарашил сотрудницу просьбой: «Пожалуйста, побыстрее проштампуйте наши паспорта, а то моей невесте надо успеть на свадьбу!». У женщины ручка из рук выпала: «Не поняла?!». А Оля торопилась на спектакль «Свадьба», в котором в этот вечер играла...
  Почему не задалась семейная жизнь? Возможно, просто перегорели, пропало в отношениях ощущение полета. А без этого зачем жить вместе? И спокойно разошлись, оставшись друзьями.


ИНТЕРВЬЮ С АКТЕРОМ ОЛЕШКО: ФАНАТИК РАБОТЫ

-    Актер Олешко, Вы как-то признавались: мечтаете о семье, детях, а свой холостяцкий статус объясняли тем, что сложно найти женщину, которая приняла бы сумасшедший ритм вашей жизни. С тех пор ничего не изменилось?
- Действительно, с личной жизнью все непросто. Я фанатик работы, оназабира-ет у меня огромное количество времени, сил, нервов, энергии. Кроме того, не раз возникала проблема, с которой сталкиваются многие артисты. Вступая с актером в отношения, женщины часто пребывают под влиянием того образа, который себе нарисовали. Ждут поступков того, придуманного, персонажа. А не дождавшись, пытаются подогнать тебя реального под желанный образ. Придешь домой уставший, на разговоры сил нет. И тут обиды: «Что молчишь? Почему не улыбаешься?..». Да, все верно, я человек позитивный, жизнерадостный, но не могу же я улыбаться круглосуточно, как идиот.
  В моей жизни бывали замечательные встречи, но я все ждал ту, с которой возникло бы абсолютное взаимопонимание. (С улыбкой.) Кажется, дождался. У нас в точности совпадают реакции и взгляды на этот мир. Можем одновременно вспылить и через пять минут помириться. Но живем пока без штампа в паспорте и союз наш особо не афишируем. Прежде всего потому, что мне было поставлено условие: не вовлекать мою спутницу в зону публичной жизни. Она не позволяет даже опубликовать наше совместное фото, хотя я был бы рад.
  Недавно у нас состоялся разговор о детях, и она сказала: «Не дай Бог, если ребенок захочет стать артистом. Как только он об этом заявит, надаю ему по заднице». Готов с ней согласиться. Профессия моя и так непростая, а сейчас ее суть еще и исковеркана донельзя. И подвергать таким психическим и физическим испытаниям собственное дитя не хочется.


Я АРТИСТ!

-    Однако себя подвергли. Давно почувствовали тягу к актерству?
-    С раннего детства. В четыре года уже сообщал всем: «Я артист!». Начиная с детского сада, выступал на всех торжественных городских праздниках. В школе участвовал во всех конкурсах. Но идея стать артистом окончательно оформилась после того, как я попал в цирк. От этого фейерверка света, блеска и сногсшибательных номеров у меня закружилась голова. Родным я безапелляционно заявил, что буду цирковым артистом, и, превратив нашу квартиру в арену, стал готовиться к поступлению в московское цирковое училище.
  После восьмого класса я, 15-летний, приехал в училище, хотя набирали туда только после 16 лет. Но я так умолял взять меня, что все-таки был зачислен на эстрадное отделение. Вот так с 1991 года началась моя самостоятельная жизнь в Москве.
  Четыре месяца спустя СССР распался, и я стал иностранцем. Те годы до сих пор вспоминаю с содроганием. Темно, мрачно, в магазинах пустые прилавки, каждый выживает в одиночку... Но я, сжав зубы, терпел - очень уж хотелось быть артистом. Наконец получил диплом, в котором было написано: конферансье - импровизатор. Стал вести в манеже цирковые представления, на сцене - эстрадные концерты. На телевидение попал в качестве ведущего развлекательной программы.
Как-то ко мне приехала мама. Посмотрев на мои актерские достижения, спросила: «Где учился Андрей Миронов?». А этот артист был моим кумиром. Узнав, что в Щукинском, мама велела и мне пойти поучиться туда. За что я по сей день ей благодарен. Так же, как и своему педагогу, художественному руководителю курса Владимиру Владимировичу Иванову, который сумел выбить из меня всю дурь, провинциальность и сделал абсолютно другим человеком... Иванов - невероятный человек и блистательный педагог.


ДОМ НА СВАЯХ

-    Как это важно - встретить в жизни Учителя с большой буквы...
-    Еще бы, и мне в этом смысле страшно повезло. Причем не только в институте. Я был знаком с уникальными людьми. Как-то, помню, Гурченко дала мне замечательный совет: «Уходя, никогда не хлопай дверью». В нашей среде люди ведь особенно подвержены эмоциям и часто в гневе сжигают мосты. Потом себе локти кусают. Поэтому услышать такой совет из уст великой актрисы, прожившей сложную жизнь, пережившей и славу, и падения, стоит дорогого.
  А Ольга Аросева! Когда я начал работать в Театре сатиры, меня предупреждали: «Аросева - это гром и молния!». И я жутко ее боялся. А на поверку Ольга Александровна оказалась душевным человеком - отнеслась ко мне как к родному. Сама она служила театру беззаветно. До последних дней моталась по стране на гастроли, убеждая всех в том, что останавливаться нельзя ни в каком возрасте. Для меня она была абсолютным примером -ив человеческих проявлениях, и во всем, что связано с профессией.
  Ну скажите, много ли вокруг нас настоящих профессионалов? Крайне мало. Не редкость, когда врачи калечат пациентов, учителя образованы хуже учеников, певцы поют, не имея голоса... Я не понимаю таких людей. Меня считают везунчиком, но я категорически с этим не согласен. У меня ничего не складывалось легко. Зато теперь по большому счету я ни от кого завишу. Потому что всегда интуитивно старался строить свою жизнь как дом, который стоит на сваях. Пусть одна из них отвалилась, другую подпилили, третья прогнила - все равно останутся четвертая, пятая, и так далее.
  Если закроется какая-то телепрограмма или кинопроект, у меня это не вызовет паники, поскольку остается много другой работы и в театре, и на ТВ, и в кино, и на эстраде... То есть я над своим везением работаю. И поэтому ощущаю себя очень счастливым человеком. Все, о чем когда-либо мечтал, осуществилось. И я точно знаю: теперешние мои мечты тоже непременно сбудутся.

Оставить отзыв
^