О фильме Жизнь и судьба

АЛЕКСАНДРА БАЛУЕВА ВЫВАЛЯЛИ В ГРЯЗИ

 

Недавно состоялась премьера новой работы от режиссера сериалов Ликвидация и Исаев Сергея Урсуляка - экранизация романа Василия Гроссмана Жизнь и судьба. Журнал узнал, как снималась картина и каких жертв потребовало искусство от актеров

 

О ФИЛЬМЕ ЖИЗНЬ И СУДЬБА: ОБОЙДЕМСЯ БЕЗ ПРОБ

О фильме Жизнь и судьба  1942—1943 годы. Герой Сергея Маковецкого, физик-ядерщик Виктор Штрум, делает важное открытие, заинтересовавшее самого Сталина. А потом еще одно, уже личное: понимает, что разлюбил жену Людмилу (Лика Нифонтова) — его сердце теперь принадлежит приятельнице Марье Ивановне (Анна Михалкова).
  Младшая сестра Людмилы Женя (Полина Агуреева) уходит от мужа, политработника Николая Крымова (Александр Балуев), к командиру танкового корпуса Новикову (Евгений Дятлов). И Крымов, и Новиков вместе участвуют в Сталинградской битве.
  —    Конечно, мне было страшно снимать войну, масштабные боевые действия: я ведь никогда раньше этого не делал! — признается Сергей Урсуляк. — Хотел приступить к этому, будучи внутренне готовым. Пришлось читать невероятное количество документов, смотреть хронику, очень много ездить.
  Всем актерам было несладко. Саша Балуев в грязи наползался. Лику Нифонтову мы на кладбище сунули в сугроб и два часа оттуда не вынимали. Но главное — оказалось тяжело морально: всем приходилось играть пиковые состояния души...
  С поиском исполнителей основных ролей я долго не мучился. Есть группа актеров, с которыми я уже работаю, есть те, с которыми хотел поработать. Только с актрисой на роль Марьи Ивановны не сразу определился. Но все равно обошелся без проб. Позвонил Анне Михалковой — и счастлив, что она согласилась.
  Зато исполнителей ролей второго плана мы выбирали очень долго! Мой ассистент Светлана Жигалкина объездила все театры Центральной России и нашла сотни талантливых актеров с незамыленными лицами.
  В их числе оказалась дочь лидера группы «Алиса» Константина Кинчева Вера Панфилова — она играет Надежду, дочь Штрума и Людмилы.


ТРЕПЕТНЫЙ БАЛУЕВ

О фильме Жизнь и судьба  Для Полины Агуреевой «Жизнь и судьба» — четвертая совместная работа с Урсуляком.
  —    Удивительно, но в этой картине моя героиня не поет и ее не убивают! — говорит Полина. — Ведь обычно Сергей Владимирович считает, что я обязательно должна спеть, а потом меня сразу надо убить — так он поступил со мной и в «Исаеве», и в «Ликвидации». И хотя судьба этой героини для меня нетипична, я сразу поняла, что роль — моя, когда прочитала в сценарии фразу: «Наверное, я интеллектуальная психопатка». В моей Жене слишком много женского, и она не знает, как с этим справиться. Мечется между двумя мужчинами, между долгом и порывом.
  Александра Балуева, который играет моего мужа, я впервые в жизни увидела на площадке. Работая над эпизодом в лодке — воспоминание Крымова о счастливой мирной жизни, — мы вежливо просидели друг напротив друга несколько часов в полном молчании. Оба — не самые общительные люди, и первые слова, да и те — по сценарию — Балуев сказал мне лишь спустя несколько месяцев, когда снимали нашу вторую сцену.
  Зато чуть позже мы познакомились поближе, и я узнала, насколько Александр, при его-то брутальной внешности, трепетный и ранимый человек.


ВЕЩМЕШОК В ПОДАРОК

  Евгений Дятлов раньше тоже шутил: «Если на «Ленфильме» ищут актера, которого надо срочно убить, обычно звонят Дятлову!». В этот раз его персонажу повезло: танкист Новиков выжил в мясорубке Сталинградской битвы. Правда, попытался покончить с собой, и эта сцена неудавшегося самоубийства стала для Евгения самой тяжелой за все время съемок.
  Лике Нифонтовой повезло играть в сериале с отцом, самарским актером Алексеем Симковичем.
  — Мы много снимали в Самаре, — рассказала Лика, — и папа превратился в жильца огромной коммунальной квартиры, в которой обитает семья Штрума. Но сильнее всего мне запомнилась съемка на кладбище под Рязанью. Там мне, засыпанной снегом, пришлось пролежать на земле шесть дублей. Когда испытание закончилось, хотелось забыть об этом месте навсегда. Но 5 марта я туда вернулась — чтобы отпраздновать свой день рождения вместе с Сережей (Сергей Урсуляк — муж Лики). Съемочная группа подарила мне реквизитный солдатский вещмешок, набитый реквизитной же тушенкой и перловкой. Храню его как память.

О фильме Жизнь и судьба

ИСТОРИЧЕСКАЯ ДОСТОВЕРНОСТЬ В СЕРИАЛЕ "ЖИЗНЬ И СУДЬБА"

  В том, что вещмешки в сериале точь-в-точь такие, как в Великую Отечественную, сомневаться не приходится.
  — Урсуляк снимает так, словно картину будут смотреть не обычные зрители, а историки, — говорит продюсер фильма Мария Ушакова. — Если действие происходит в 1942 году и в кадре появляется газета, она будет сделана по макету конкретной газеты именно 1942 года, а никак не 1941-го или, того хуже, 1938-го! И это касается всего: от самолетов до спичечных коробков. Поэтому мы очень плотно работали с консультантами. В качестве специалиста по быту военной Москвы был привлечен мой дедушка, Лев Александрович, который до ухода на фронт в 1943 году жил на Никитском бульваре. Наш герой Штрум с семьей возвращается в Москву из эвакуации. Режиссера интересовало, работали ли тогда лифты, водоснабжение, газ, были заклеены или выбиты окна...
  А Сергею Маковецкому делали сложный пластический грим — при этом постоянно обращаясь к фотографии Василия Гроссмана. Задачи сделать из Маковецкого копию автора романа «Жизнь и судьба» не ставили, но хотели, чтобы угадывались общие черты — как у самого Гроссмана и его героя Штрума.


СПАСИБО ШАХНАЗАРОВУ

О фильме Жизнь и судьба  Потрудиться пришлось и художнику по костюмам Алексею Камышову.
  —    Кроме мирных граждан вроде Штрума, Людмилы и Жени мне надо было одеть четыре сотни советских солдат и фашистов, — рассказывает он. — Причем форму сделать такой же невыносимо грязной, как у тех, кто месяцами жил в землянках и окопах.
  Двести комплектов немецкой формы мы взяли в аренду у польской компании, услугами которой пользуется даже Стивен Спилберг. Я предупредил поляков: «Когда мы ее вернем, очистить ее будет уже невозможно». — «Ничего-ничего, привозите». Привезли: на обожженные, измятые, рваные, с въевшейся краской, имитирующей грязь, мундиры смотреть без слез было невозможно. И поляки заплакали... от радости: «Какая прекрасная фактура! Спасибо вам!».
  Привести в негодность огромное количество вещей непросто. 20 комплектов мы бы запачкали и истерли без проблем, но четыреста... Помог опыт «товарищей по оружию». Как раз в это время Карен Шахназаров снимал фильм «Белый тигр», и мы подсмотрели за порчей одежды в промышленных масштабах. Рецепт прост: закладываешь все в бетономешалку и проворачиваешь вместе с керамзитом!
  Однако параллельные съемки «Белого тигра» имели и минусы.
  —    Танки, — говорит Урсуляк, — вещь дефицитная. И когда мы хватились, оказалось, что все мосфильмовские уже забрал Шахназаров.
  Пришлось ждать, когда они освободятся, так что сцены, которые мы планировали сделать в начале марта, удалось отснять только в декабре. Зато Карен нам всю технику отремонтировал! Читайте также: актер Gosha Kucenko

Оставить отзыв
^