Элеонора Николаева: мы с мужем одно целое

ЗА 38 ЛЕТ СОВМЕСТНОЙ ЖИЗНИ С ПОПУЛЯРНЫМ ТЕЛЕВЕДУЩИМ ЕГО СУПРУГА ПОВИДАЛА ВСЯКОЕ. О ТОМ, КАКОВО ЭТО - БЫТЬ ЖЕНОЙ ЮРИЯ НИКОЛАЕВА, ОНА РАССКАЗАЛА ЖУРНАЛУ «GLAMLEMON».


В ЮРУ ВЛЮБИЛАСЬ СРАЗУ

Элеонора Николаева: мы с мужем одно целое  -  Когда впервые увидела Юру, будто солнечный удар получила, - делится Элеонора Александровна. - Помню, иду из музыкальной школы, а из нашего подъезда выходит мой брат Рональд с каким-то парнем - стройным, спортивным. Я буквально споткнулась, увидев его. Мне всего 14, ему - 18. Юра потом спросил у Рона: «А сколько твоей сестре лет?». И услышал: «И не мечтай! Она еще ребенок».
  Они вместе учились в ГИТИСе: Рональд заканчивал режиссерский, Юра только поступил на актерский - приехал из Кишинева в Москву.
  Я влюбилась сразу же! Через год брат обмолвился: «Ты знаешь, а Николаев женился» - и у меня сердце екнуло. А когда спустя пару лет услышала от Рончика, что Юра развелся, почему-то стало приятно, хотя человек я не зловредный. (Смеется.) Затем весной 1974-го мы случайно встретились - и больше не расставались. Меньше чем через год расписались.
  Его зарплаты в 75 рублей и моих 55 рублей стипендии хватило лишь на обручальные кольца и портниху. Хорошо, Юрины родители прислали царский подарок: отрезы на костюм и платье. В загс поехали на троллейбусе. Кто-то из друзей одолжил на шампанское и свадебные фотографии. Нас быстренько расписали, без Мендельсона и долгих речей, и мы с гостями вернулись домой - в театральное общежитие. По пути купили в кулинарии котлеты по 11 копеек и накрыли стол. Через час новоиспеченный муж уехал на спектакль. Правда, дней через пять собрали друзей в Центральном доме работников искусства.


  - Ваша семейная жизнь началась в общаге?!
  - Совершенно верно. В соседней комнате жили Володя Меньшов с Верой Алентовой и крошечной Юлькой. В Юрину компанию меня сразу приняли - все-таки дочь музыканта и сестра режиссера.


  - Ваши родители зятя приняли так же радостно?
  -  Папа у меня латыш, человек сдержанный, поэтому особых эмоций не выказывал. А мама, мягко говоря, не обрадовалась: «Ты что? Он же актер!». Предвидела, что будет сложно,- и оказалась права.
  В нашей с Юрой жизни случались периоды, когда я была готова к решительному шагу, но мама, зная, как я люблю мужа, останавливала.


  - В те периоды в семейной жизни что-то не ладилось?
  - Не представляете, какое количество женщин всегда крутилось вокруг моего мужа Юрия Николаева! Иногда охранники в «Останкино» говорили: «Юр, ты через главный подъезд не иди, там девицы». Женщины дежурили у дома, обрывали телефон, даже с вещами к нам приезжали. Я долго училась не обращать на это внимания. Надо отдать Юре должное: он всегда знал, что со мной нельзя перегибать палку. Я умею терпеть, но если что решила - не остановишь. И удерживать его не стала бы.


ЖЕЛЕЗНЫЙ ФЕЛИКС

- Говорят, люди, долго живущие вместе, чувствуют друг друга без слов?
- Мы настроения и желания друг друга угадываем моментально. Иногда мне кажется, что я скрыла свое недовольство, а Юра спрашивает: «Ну что я сделал не так?». Но по характеру мы разные. Юра более открытый и доверчивый, живет в иллюзиях, что все люди хорошие. А я - «сканер»: вижу, кто на что способен. И часто оказываюсь права.
  Первые десять лет Юра звал меня Железный Феликс: если мне что-то не нравилось, я умолкала. Приходила с работы, созванивалась с редакторами «Утренней почты», выясняла, в какой рубашке муж должен быть завтра на эфире, и молча гладила. Благо, тогда у него всего две рубашки и было.


- Как из актеров ваш муж попал в дикторы?
-  Юра работал в театре, снимался в кино, а параллельно стал вести на телевидении программу «Вперед, мальчишки!». Признаться, я была категорически против его ухода из театра: человеку, который «отравлен» запахом кулис, аплодисментами и прекрасными ролями, трудно быть просто диктором. Лет десять мы вообще не ходили в театр, потому что однажды оказались на какой-то премьере, и Юре стало плохо. Его трясло..: После антракта мы ушли.
  Как позже выяснилось.ТВ-абсолютно Юрино место. Хотя сначала многое из того, что он делал, воспринималось в штыки. Осуждалась длина его волос, поза «нога на ногу» - мол, это неуважение к зрителю.


НОВЫЙ ЭТАП

Элеонора Николаева: мы с мужем одно целое- Вашим отношениям никогда не мешало то, что у мужа творческая профессия, а жена - финансист?
- Очень мешало! Честно скажу, мне никогда не хотелось работать вместе с мужем. Но ему требовалось мое внимание. Помимо основной работы в «Останкино» он все время куда-то ездил - концерты, творческие встречи. Бывало, самолет прилетает в 10 утра, а в полдень начинается эфир «Утренней почты». Я на машине друга неслась в Шереметьево с отутюженной рубашкой, встречала Юру и везла в «Останкино». Если рейс задерживался, звонила Свете Моргуновой, Ангелине Вовк: «Девчонки, выйдите сегодня, потом он за вас отработает».
  Но в 1990 году, когда муж начал делать «Утреннюю звезду», я вынуждена была подключиться. Мы взяли кредит в $1,5 млн! Я так нервничала, что несколько ночей подряд не спала. Юрины директора оказались, увы, людьми непорядочными - пришлось ночами возиться с документацией, проверять каждую цифру.


- Не пытались отговорить мужа от кредита?
- Это же был новый этап. К тому времени Юра много лет проработал в «Утренней почте», стал настоящим профессионалом. Он не просто был диктором - и на монтаже сидел ночами, и за светом следил, за картинкой у операторов. Пришла пора делать что-то свое. Не рискнул бы-так бы новости и читал.
  Вообще, после «Утренней звезды» я посмотрела на мужа другими глазами.
  Когда на него наехали бандиты с требованием «поделиться», Юра проявил настоящее бесстрашие. Четко знал, что заработал честно, и отдавать не собирался. Иногда пытался оставить меня дома, чтобы не рисковать, но я шла следом.
  Сейчас думаю, что именно такое спокойное поведение заставило тех людей оставить нас в покое.


МУЖЧИНЫ НЕ ЖАЛУЮТСЯ

- С болезнями Юрий Александрович боролся так же отважно?
- Да, руки не опустил.
  Год за годом, день заднем он куда-то мчался. Как-то отработал 36 часов подряд! Пыталась убедить его замедлить темп - бесполезно. В какой-то момент я настояла на полном медицинском обследовании. И худшие ожидания оправдались: нашли аневризму - расширение стенок аорты. Так что «работа на разрыв аорты» - не просто фигура речи.
  Юру распороли на 62 см, заменили часть сосуда. Ему бы восстановиться, а он почти сразу на студию побежал. Завидев в моих руках сумки, хватал и тащил сам. Я спрашиваю: «Ты понимаешь, что швы разойдутся?». Но он так воспитан: мужчине негоже стонать и жаловаться. Мне оставалось только морально поддерживать, кормить вовремя, таблетки давать.
  Позже случилась онкология. Юра и от этого удара судьбы не согнулся. От него не дождешься жалоб. Может фыркнуть, но это когда уже искры из глаз сыплются.


НЕ БРОСИЛА - ПОТОМУ ЧТО ЛЮБИЛА

Элеонора Николаева: мы с мужем одно целое- А потом был период, когда Юрий Александрович увлекся алкоголем...
- Помню, очередной врач сказал: «Вы хоть на уши встаньте, но пока он сам не решит бросить пить, ничего не произойдет». И это оказалось правдой. Я никогда не собиралась от него уходить: понимала, что он мог погибнуть. Пыталась чем-то увлечь, впихнуть еду, от которой он отказывался. А вот когда Юра сам решил остановиться, тут потребовались мои понимание, терпение и помощь. Я постаралась окружить его людьми непьющими, звала их в гости, пекла коржики. Муж встал на лыжи - я моталась с ним по Подмосковью. Юра катается, а я хожу внизу с термосом с горячим чаем. Не утверждаю, что я его спасла. Но женщинам стоит сто раз подумать, прежде чем бросить пьющего мужа: без поддержки близкого человека он может пропасть. Мне помогло то, что я очень любила Юру.


- А он вас?
- Надеюсь, да. (Смеется.) Во всяком случае для меня он старается сделать все возможное и невозможное, чем-то побаловать - он очень щедрый.
  Мы вместе 38 лет, в нашей жизни всякое бывало. Уверена: если супруги живут ровно, без ссор, то они друг другу безразличны. Сейчас мы вышли на новую стадию: я не волнуюсь о том, куда и с кем он пошел и когда придет. Куда больше меня заботит его здоровье.
  Мы до сих пор пишем нежные записки. Можем разрисовать банку с кофе разноцветными сердечками. Когда устаем друг от друга, разбегаемся. Я - на девичник с подружками, он - с друзьями играть на бильярде. Но всегда возвращаемся, ведь давно стали одним целым.

Оставить отзыв
^